История Храма

Саратов, как и другие города России, на протяжении столетий приумножался красивейшими православными храмами. Этот процесс в годы советской власти был прерван более чем на 70 лет, когда предельно активированная пропаганда атеизма сопровождалась интенсивным уничтожением церквей на всей территории Советского Союза. До 1918 года в Саратовской епархии было 15 монастырей, 891 храм, скит, пустынь. Но к 1937 году не осталось уже ни одной действующей церкви. Все они были либо разобраны или сожжены, либо переданы на городские хозяйственные нужды.
В годы Великой Отечественной войны, для укрепления патриотического духа народа правительство страны пошло на неоднозначный шаг: в крупных населенных пунктах открыли, правда, совсем небольшое число храмов. В 1942 году саратовцам вернули только Свято-Троицкий кафедральный храм, а в 1948 году – еще и Духосошественский собор.

Старшее поколение помнит, как органы власти всех уровней в вопросах религии держали под бдительным контролем все население, как необратимо рушилась судьба и карьера человека, осмелившегося окрестить ребенка, отпраздновать Пасху, да просто зашедшего в храм!..



Православие жило тайной, подспудной жизнью в душах людей, с рождения оторванных от церкви, окруженных советскими запретами и законами. Кто не был потрясен силой жизни, увидев тонкую былинку, проломившую асфальт? Вот так и вера наша, преодолев все тяжелейшие преграды, вышла на волю! В конце 80-х годов прошлого века люди, наконец, получили возможность не таясь, ходить в храм, совершать религиозные обряды… В городе одна за другой стали открываться церкви, зачастую наскоро отремонтированные, те, прежние, дореволюционные. Но как же их было мало! А уж на окраинах города, что застраивались в послевоенные времена, и вовсе не было ни одной. В 90-е годы о новостройках и речи не могло быть: вся страна выживала, как получалось.

В тот трудный период жизни страны, когда закрывались сотни больших и малых предприятий, по инициативе генерального директора саратовского подшипникового завода Анатолия Михайловича Чистякова всего за полтора года был возведен храм, названный в честь святых, в земле российской просиявших. 25 августа 2002 года архиепископом Александром (Тимофеевым) был совершен чин великого его освящения.

По соседству с корпусами СПЗ, на фоне старых одноликих жилых пятиэтажек появился дивной красоты храм! Он там так необычен, так неожиданно предстает сразу после естественной для Заводского района производственной архитектуры и длинного однообразия ограды аэродрома, что к этому невозможно привыкнуть. Всякий раз его яркая и нежная красота радует сердце.

Храм построен по проекту архитектора Бочкова Виталия Николаевича. Современная храмовая архитектура уже трудно поддается стилевой классификации. Уже в 19 веке в строительстве церквей стала употребляться эклектика – использование (а в некоторых случаях и смешение) стилей предшествовавших эпох. У историков и теоретиков зодчества на этот предмет разные взгляды: кто-то стоит за чистоту направлений, кто-то – за их взаимное проникновение и обогащение.

Как бы то ни было, в нашем храме применены элементы нескольких древних стилей. Пятиглавие и украшение окон центрального барабана арочными проемами – напоминает Псково-Новгородские традиции. От архитектуры Владимиро-Суздальской взята белокаменность стен, ее воздушность. А старинные Киево-Черниговские соборы подарили идею равномерного ритма фасадных членений и многоступенчатости порталов. Даже модерн начала 20-го века иногда чудится в треугольных окнах закомар… Но, не смотря на наличие элементов исторических стилей православного зодчества, Храм Всех Святых воспринимается как образец современного, в сущности, самостоятельного стиля, благодаря талантливой переработке наследия прошлого.


Прямоугольники пластиковых окон в угловых башнях прорезаны в соответствии с требованиями современных технологий. Лишенные какого-либо декора, они органично переходят к вытянутым прямоугольным линиям окон второго яруса, оттуда — к туго натянутым дугам закомар, где средние окна той же конфигурации, что и в башенках. В свою очередь окна закомар становятся как бы элементом связи с соседним барабаном. Такая волнообразность ритма второго яруса храма имеет еще и движение снизу вверх: от арок и полукупольных перекрытий врат, через среднюю часть здания, через боковые шестигранники — к центральному барабану с высокой шатровой главой, и далее, почти не задерживаясь на небольших золоченых луковках – ввысь! Эта направленность подчеркнута и архитектурными формами, зрительно облегченными множеством окон, и насквозь пронизанными светом угловыми барабанами, и четко читаемыми стреловидными силуэтами всех пяти глав.

Церковь нарядна. Ее цветовая гамма: белый, бирюза и золото,- празднична при любой погоде , при любом освещении. Этот ее строй приподнятости в окружении привычного городского пейзажа словно заранее, еще на подходе старается освободить своих прихожан от обыденности мирской жизни и приподнять настрой душ к Богу…