Святой Николай или Санта Клаус

нажмите на фото для увеличения

Святой Николай или Санта КлаусСвятой Николай или Санта Клаус

Тропарь святителю Николаю,
архиепископу Мирликийскому, чудотворцу, глас 4

Приспе день светлаго торжества,/ град Барский радуется,/ и с ним вселенная вся ликовствует/ песньми и пеньми духовными:/ днесь бо священное торжество/ в пренесение честных и многоцелебных мощей/ святителя и чудотворца Николая,/ якоже солнце незаходимое, возсия светозарными лучами,/ разгоняя тьму искушений же и бед/ от вопиющих верно:// спасай нас, яко предстатель наш, великий Николае.

Кондак святителю Николаю, архиепископу Мирликийскому, чудотворцу, глас 3

Взыде, яко звезда, от востока до запада/ твоя мощи, святителю Николае,/ море же освятися шествием твоим,/ и град Барский приемлет тобою благодать:/ нас бо деля явился еси чудотворец изящный,// предивный и милостивый.

В самом конце календарного года, 19 декабря по новому стилю мы празднуем память святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского. В этот раз нам бы хотелось поговорить о том образе святителя, в котором его знают во всем мире, причем люди разных конфессий. Большинство людей связывает его имя с таким персонажем, как Санта Клаус. Этот полусказочный старичок-эльф, лазающий к детям по каминным трубам, и раздающий подарки, порой вызывает противоречивые чувства. Давайте попробуем в них разобраться.

Традиция поздравлять детей в день чествования святителя Николая зародилась еще в Средние века в Европе. Помятуя о том, что архиепископ, будучи богатым человеком раздал все свое состояние неимущим, помог бесприданницам избежать участи блудниц, и всячески помогал нуждающимся, люди, стараясь стать хоть чуточку похожими на святителя Николая в этот день стали раздавать подарки детям от имени святого. Позже, во времена Реформации традицию изменили, сделав главным действующим лицом младенца Христа, а оттого дарение подарков было приурочено к Рождеству. Контрреформация вернула почитание Николая Мирликийского и родители снова стали вручать рождественские подарки от имени Санты Клауса (святого Николая). Нужно отметить, что в то время христиане отчетливо представляли себе, от имени кого они совершают дарение. Да и дети наверняка знали житие святого и у них не возникало сказочной подоплеки этого действа. Не было вопросов подобным современным: «Существует ли Санта Клаус?».

Современный образ Санта Клауса появился благодаря стараниям поэтов, художников и…рекламщикам. Началось все со стихотворной поэмы «Ночь перед Рождеством, или визит Святого Николая» Климента Кларка Мура, написанного в 1823 году для своих детей. В поэме Санта Клаус предстает как сказочный персонаж, маленький, толстенький эльф с бородой и в полушубке, который забирается в дома по каминной трубе, чтобы наградить послушных детей подарками. В ней же впервые появляются олени с говорящими именами. Опубликованная в газете повесть имела широкий успех у публики. Вскоре появилась иллюстрация к ней работы художника Томаса Наста, который и задал основное направление, в котором в дальнейшем будет трансформироваться образ святителя.

Успех у публики повести Мура не остался незамеченным рекламщиками. Образ эльфа-Санты, сентиментальный и стимулирующий к приобретению рождественских товаров стал заманчивым. Он все чаще стал появляться на открытках, в журналах, в рекламе напитков. Рекламисты переработали внешний вид Санты, превратив его в милого старичка с седой бородой, пухлого, одетого в красную шубку с белым подбоем. Далее придумалась и «легенда» о месте его проживания — Северном полюсе, где дома его ждет миссис Клаус, где весь год изготавливают игрушки эльфы, а противостоит Санте зловредный Крампус.

Такая интерпретация начисто вымыла из сознания людей первоначальный смысл поздравлений. Санта Клаус все более и более стал отдаляться от своего первообраза — святителя Николая. Нужно добавить, что в советской России, после запрета Рождественских елок и их возвращения в виде новогодних, на роль Санты был назначен религиозно-нейтральный, полуязыческий Дед Мороз. Это положительный персонаж, который нес на себе ту-же функцию, что и Санта — поздравлять детей, только уже не с Рождеством, а с Новым годом.

Как мы можем видеть, двадцатый век подарил детям двух сказочных персонажей, которые почти никакого отношения не имеют, ни к Рождеству, ни к святителю Николаю. Санта Клаус теперь- чисто рекламный продукт, помогающий компаниям продавать свои товары, а Рождество лишь время каникул, застолий и немыслимых трат. Правда, иногда, в людском сознании проскальзывает понимание того, что ими утерян первоначальный смысл праздника и дарения подарков. И тогда мы слышим слова о так называемом «Духе Рождества», который, то предстает пред нами в виде злобного старика, то в виде привидений. Нужно сказать, что за советское атеистическое время в России практически была истреблена традиция празднования Рождества, поэтому сейчас наши взгляды обращены на Запад, который активно кормит нас этой смесью языческо-католической традиции, заваренной на коммерческой выгоде.

Внешне пышные торжества выглядят довольно красиво. Но лукавое основание дает о себе знать. Санта Клаус был растиражирован, его имя практически обесценилось с духовной точки зрения. Костюм Санты можно увидеть в любой пьяной компании, и даже в виде фривольной карнавальной одежды. От святости тут ничего не осталось. В Рождество уже мало кто вспоминает о Христе, заботясь лишь о собственном развлечении. На одном из сайтов с детскими песнями под треком «Тихая ночь, святая ночь» можно даже увидеть возмущенный комментарий о том, зачем же в клипе на песню использовать религиозную тематику: «Зачем отравлять детей?» — спрашивает автор комментария.

И это действительно страшно. Люди, относящие себя к христианам, с удовольствием принимают светско-языческие традиции, резко критикуя истинно христианские, ведь они имеют мало общего с развлечениями и праздностью. Подвиг святого Николая состоит в самоотверженности. Если каждый из нас задумается и честно ответит себе на вопрос: «Смогу ли я отдать малознакомым людям сумму, аналогичную трем мешочкам с золотом, чтобы девочки не стали блудницами? Смогу ли я остановить расправу над невиновным? Смогу ли всю жизнь служить Богу и людям, забыв о себе?», то тогда тяжесть подвига святителя станет нам немного яснее, но до конца прочувствует ее только тот, кто сможет его повторить.